Тибет: За пределами священной столицы - Шигацзе

Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Олег Кирьянов, Лхаса – Шигацзе – Гянцзе – Тингри

Тибет – это огромная территория. И при этом очень малолюдная. На пространстве в 1,2 миллиона квадратных километра проживает всего лишь около двух миллионов человек. Фактически, это меньше, чем два человека на квадратный километр площади. По этому показателю Тибет напоминает наши отдаленные районы Сибири с ее огромными и бескрайними просторами.

А потому судить о Тибете по ее столице – Лхасе – дело ошибочное. Нет, в определенной степени Лхаса достаточно неплохо отражает характер Тибета. Этот город расположен высокого в горах, так что здесь, как и везде в Тибете, сразу же ощущаешь нехватку кислорода и прочие «прелести» нахождения на уровне в несколько километров от моря. Отовсюду видны высокие горные хребты. В Лхасе прекрасно прослеживается глубокая духовность и религиозность всего этого региона, его приверженность буддизму. Именно в столице расположены главные монастыри, а также великолепный дворцовый комплекс Потала, в котором некогда проживали Далай-ламы.

Но все-таки столица есть столица. Хотя по меркам Китая Лхаса с ее с почти полумиллионным населением – весьма небольшой городишко, но по местным меркам – это мегаполис. Это сразу чувствуешь, когда, пропутешествовав много дней по бескрайним просторам Тибета, пройдя через величественные горы, посетив безлюдные озера, вдруг видишь Лхасу, которая тогда кажется действительно немного сказочным и огромным городом.

Истинное лицо Тибета, его дух во многом находится за пределами столицы. В его небольших городках, деревеньках и конечно же в горах, реках, величественных равнинах и священных озерах. Именно поэтому было интересно побывать за пределами столицы Тибета, посмотреть, как живут тибетцы в тех местах, где влияние туристов не так сильно заметно.

Второй крупнейший город Тибета – Шигацзе. Он расположен примерно в 250 км к западу от столицы. По своим размерам и населению весьма сильно уступает Лхасе. Население Шигацзе составляет всего лишь около 40 тысяч человек. Несколько «сельский» характер этого городка стал очевиден сразу по тому, что на его улицах достаточно часто можно было встретить повозки, запряженные ослами и лошадьми, а на одной из главных улиц города спокойно паслись несколько коров. Кстати, на рассвете покой расслабившихся в оазисе комфорта местной гостиницы иностранных туристов был нарушен жутким протяжным ревом яков. Животные, как выяснилось, постоянно заходят в город, а местные жители считают это само собой разумеющимся.

В отличие от Лхасы Шигацзе в гораздо меньшей степени имеет тибетский вид. Если в Лхасе есть старый город, где многое сохранилось так, как это было много веков назад, то Шигацзе напоминает обычный развивающийся китайский городок, в который лишь иногда закрадываются обертоны Тибета.

Это, кстати, проблема не только одного Шигацзе, но и, пожалуй, всего Тибета. Хочется это признавать или нет, но Тибет постепенно теряет свою уникальность. Захлестнутый мощными волнами цивилизации, глобализации и множеством прочих современных тенденций, когда расстояния как бы сокращаются, а прежние недоступные районы вдруг оказываются не такими уж и далекими, Тибет постепенно растворяется под напором туристов. Особенно это стало очевидно после открытия железной дороги, которая соединила Пекин с Лхасой, а в перспективе будет протянута и до Шигацзе. В результате сейчас ежегодно в Тибет приезжают около полутора миллионов туристов, из которых более девяносто процентов составляют китайцы. С одной стороны, это означает рост поступлений в бюджет провинции, развитие различных объектов инфраструктуры, но, с другой, это место теряет свою ауру загадочности и уникальности. Города Тибета все больше напоминают обычные китайские населенные пункты, а в тибетские кварталы, монастыри и дворцы все больше воспринимаются как какие-то достаточно искусственные места, созданные в первую очередь для туристов. Конечно, на это нет однозначного ответа и волна глобализации неизбежно приводит к появлению каких-то общих черт, выработке единой мировой культуры, но все же жаль, что такие регионы как Тибет стоят на пути превращения в еще одно место бурного паломничества шумных туристов, а не настоящих паломников, которые стремятся получить благословение или улучшить карму, посетив свои святыни. Пока, конечно, Тибет не растерял своей незабываемой атмосферы загадочности, чистоты и относительной труднодоступности, но постепенно он все же превращается в «еще один» уголок мира, куда становится просто модно съездить как иностранцам, так и китайцам.

Все же, как уже говорилось, тибетская сказка еще продолжается. И лучше всего она чувствуется за пределами Лхасы. Например, в том же городе Шигацзе обязательно стоит посетить один из крупнейших тибетских монастырей Ташилунпо, который начали строить еще в XV-м веке и создали в итоги большой комплекс из трех тысяч комнат, который напоминает настоящий буддийский город. В этом монастыре жили Панчен-ламы, которые по влиятельности в местной религиозной и государственной иерархии уступали лишь Далай-ламам.

Это стремление во всем соответствовать Далай-ламе нашло отражение и в местной Потале, которая является уменьшенной копией аналогичного дворца в Лхасе. Дворец Шигацзе был разрушен во времена Культурной революции в Китае, но его к радости как местных жителей, так и туристов восстановили несколько лет назад. Вот только внутри пока еще ничего нет, но снаружи даже новодел выглядит очень неплохо.

В Тибете не так много городов, но почти в каждом местечке найдется своя достопримечательность: монастырь, святыня, крепость или еще что-то. Стоит посетить и городок Гянцзе с его монастырем XV-го века и крепостью, где в XIX-м веке тибетцы не очень успешно, но весьма героически сражались против британцев.

Но в целом же атмосфера Тибета лучше всего передается бескрайними высокогорными равнинами, где трудно найти растительность, взмывающими в заоблачные выси горными пиками, одиннадцать из которых превышают отметку в восемь, а около полусотни – в семь километров, реками, чьи имена – Инд, Ганг, Брахмапутра и пр. – известны любому школьнику в любой стране, священными озерами, чьи воды поражают туристов своими глубоким цветом, а паломники неустанно отдают дань их святости, даже развалины старых крепостей и деревень, далекие горные монастыри – все это гораздо ближе к истинному духу Тибета, чем города.

Сами тибетцы – еще одно большое достояние и сокровище Тибета. Все тибетцы очень религиозны. Быть тибетцем – значит быть буддистом, это почти аксиома. В то же время они никому не навязывают собственную веру, не говорят о ее превосходстве над другими религиями, просто верят – и все. Эти люди оставляют очень благоприятное впечатление. Они очень дружелюбны, улыбчивы, в то же время свое хорошее расположение они демонстрируют без притворства и без какого-то уничижения. Им присущи врожденный такт и отзывчивость. Приятно удивляет чистоплотность их улиц и городов, что особенно ценно, если принять во внимание, что эта провинция является, пожалуй, самой бедной во всем Китае. Но несмотря на все невзгоды – непростую историю, суровую природу, нелегкую жизнь – тибетцы сохраняют чувство собственного достоинства и оптимизм, веря, что следующий день будет лучше, чем предыдущий.

У тибетцев можно многому поучиться, в первую очередь тем, кто считает себя представителем «самых развитых стран» или «самых древних или культурных цивилизаций». Просто приедьте в Тибет, посмотрите внимательно на местных людей – и все станет ясно. Тибетцы – прекрасные учителя, но навязывать свою мудрость они никому не будут, кто захочет – тот поймет и научится. Хотя бы ради этого стоит съездить в этот удивительный и в чем-то единственный во всем мире уголок.